Текст: Дарья Тубольцева

Фото: instagram.com/sergach98/

Сергачёв: в НХЛ иногда просто не знаешь, что делать с шайбой
Российский юниор стремительно ворвался в основу «Тампы» и уже вошёл в историю.

15 ноября 2017, среда. 13:15
Хоккей

19-летний Михаил Сергачёв — одно из главных открытий регулярного чемпионата НХЛ. Летом российский защитник был обменян из «Монреаля» в «Тампа-Бэй», где сумел сходу заработать себе твёрдое место в основе и добиться того, чтобы окончательно вступил в действие его профессиональный контракт. В 18 матчах Сергачёв набрал 12 (4+8) очков и заработал показатель полезности «+6». В интервью «Чемпионату» Михаил рассказал, как забивать Бобровскому, в чём феномен Кучерова, как побороть волнения и почему он решил получить юридическое образование.

Родился: 25 июня 1998 года, г. Нижнекамск, Россия.

Осенью 2015 года уехал в Канаду, где начал выступать в составе команды хоккейной лиги Онтарио — «Виндзор».

В 2016 году выбран в 1-м раунде под общим 9-м номером клубом «Монреаль Канадиенс».

Дебютировал в НХЛ 13 октября 2016 года в матче с «Баффало» и стал самым молодым защитником в истории «Монреаля».

15 июня 2017 года был обменён в «Тампа-Бэй Лайтнинг».

Выиграл бронзовую медаль МЧМ в 2017 году.
«Не может у молодого сразу всё получаться в НХЛ»

Кто на новенького? Сергачёв, Кемпе и ещё 8 новых имён в НХЛ
Есть ещё молодая версия Патрика Кейна из «Аризоны».

— Как оцените старт сезона?
— Когда команда хорошо играет, эмоции только положительные. Всё идёт хорошо, команда на ходу.

— Задумываетесь уже о плей-офф?
— Говорим в команде больше о проблемах, которые есть и как их исправить. Нет такого, что думаем, что уже попали в плей-офф.

— Многие считают, что в этом сезоне у «Тампы» большие шансы выиграть Кубок Стэнли.
— Сезон длинный, тяжёлый, нельзя предугадать, кто выиграет и у кого больше шансов. В прошлом году, например, никто не ожидал, что «Нэшвилл» выйдет в финал. Поэтому нужно выигрывать, и всё остальное встанет на свои места.

— Год назад, когда вы дебютировали в НХЛ, признались, что молодому игроку чрезвычайно сложно играть в этой лиге. В этом году такие же ощущения?
— Конечно, до сих пор тяжело. Не может у молодого игрока сразу всё получаться в НХЛ, не будет легко играться. Конечно, разные соперники бывают. Есть команды, против которых игра получается, а есть те, которые так сильно давят, что ты только в обороне и сидишь. Временами очень тяжело. Хороших игроков очень много, каждый хочет тебя обыграть. Нужно быть всегда наготове.

— С какими командами играть проще, а кто давит?
— Я ещё не со всеми командами сыграл, но пока могу твёрдо сказать, что нет таких команд, с которыми легко играть. С теми командами, которые хорошо играют в обороне и играют в тело, тяжело. У нас команда не такая уж крупная, но мы берём своё за счёт скорости, техники и постоянной работы.

«Лучше не задумываться, что ты в НХЛ»

— Согласны, что год назад, будучи игроком «Монреаля», вы ещё не были в полной мере готовы к НХЛ?
— Понятно, что в прошлом сезоне на предсезонных матчах я ещё не был готов, не понимал, как вообще играть. Всего один год фактически был в системе канадского хоккея. Пришёл в целом неготовым. Но опыт в выставочных играх я получил огромный. Когда сезон стартовал, начал очень сильно переживать. «Ничего себе, я играю в НХЛ, в «Монреале», а мне всего 18 лет», — думал. Это во многом повлияло на мою игру.

— В чём прибавили за это время?
— Стал, что ли, более зрелым, провёл второй год в канадском хоккее, отлично в «Виндзоре» поработал с тренерами. Мне кажется, возле бортов стал играть жёстче, перестал отдыхать, когда у нас нет шайбы. Теперь я в обороне и без шайбы играю. В этом добавил, а всё остальное — это физика, сколько ты можешь играть на высоком уровне. Считаю, что и в физике тоже добавил.

— Можно сказать, что уже не тушуетесь перед соперниками в НХЛ?
— Волнения, конечно, стало меньше, но когда задумываешься, что ты играешь в НХЛ и за такую команду, то бывает тяжело. Лучше не задумываться, что ты в НХЛ, а просто играть в хоккей, и всё будет нормально (смеётся).

— Вы стали четвёртым защитником-новичком в истории НХЛ, забившим четыре гола в первых 10 играх. Был момент, когда вы думали: «Неужели это всё происходит со мной?»
— На самом деле не думал об этом. Даже не слышал об этом статистическом факте. Это приятно, конечно, но все эти голы получились с прекрасных передач партнёров. Когда забросил первую шайбу, Стэмкос перекрыл обзор голкиперу, и мне оставалось просто попасть по воротам, там было неважно куда. Когда у меня получается, это прежде всего потому, что команда хорошо действует в атаке.

Посмотреть видео можно в клубном «твиттере» «Тампа-Бэй».

— Матч с «Коламбусом», когда вы сделали дубль, запомнится на всю жизнь? Это лучший матч в вашей карьере?
— Мне кажется, это не был мой лучший матч. Когда общаюсь с тренерами, обсуждаю мои матчи, они всегда отмечают, когда была хорошая игра, когда похуже, где нужно добавить. Был один матч, когда я и в обороне, и в атаке хорошо сыграл, претензий со стороны тренерского штаба не было. Они сказали, что это был один из лучших моих матчей. А с «Коламбусом» я просто забил, был момент, и я бросил. Мы выиграли — это самое главное. Конечно, матч запомнится, всё-таки первые голы.

События дня НХЛ. Сергачёв забивает вместо Кучерова
А Василевский отразил 43 броска.

— Быстро нашли общий язык на льду с Антоном Строльманом?
— Конечно быстро! С ним, мне кажется, любой защитник быстро нашёл бы общий язык, с ним очень легко играть. Антон много разговаривает на льду, помогает. Когда не знаешь, куда отдать шайбу, он всегда подкрикнет. Если не знаешь, что делать с шайбой, просто отдаёшь её Антону (смеётся). Он уже там сам разбирается — либо выбрасывает её, либо пас отдаёт. Строльман хорошо действует и с шайбой, и без неё. Хоть он и не крупный по габаритам, но очень сильный и выносливый, поэтому и играет по 25-30 минут.

— Какие советы он даёт вам на льду?
— Мы вместе работаем, в процессе он мне говорит, что не нужно делать или что нужно открыться в том-то месте. Говорит правильно, и мы с тренером по защитникам тоже обсуждаем эти моменты. Поэтому развитие у меня идёт, и у нас как у партнёров игра улучшается.

— Джон Купер говорил, что Строльман защитник, рядом с которым легко можно выиграть «Норрис Трофи». Как думаете, вам это по силам?
— Не знаю (смеётся). Никогда об этом не думал. Конечно, это самое большое личное достижение, когда тебя признают лучшим защитником лиги, но у меня пока нет такой цели. О «Норрисе» ещё не думал, пока преследую такую цель, как стабильность.

— Какие цели ставите перед собой?
— Само собой я хочу выиграть Кубок Стэнли. Кого ни спроси в НХЛ, все этого хотят. Никто не задумывается о личных наградах.

— Кто ваш главный конкурент в борьбе за «Колдер Трофи»?
— Тоже не думал об этом (смеётся). Вижу, что Клейтон Келлер здорово выступает. Даже в команде (в «Аризоне»), которая неважно начала, набирает очки, забивает голы. Он молодец. Клейтон тоже был задрафтован «Виндзором», поэтому когда-то хотели, чтобы он в нашу юниорскую команду перешёл. Я с Келлером хорошо общаюсь, слежу за его выступлениями. Смотрел в прошлом году его первые матчи, тогда он смотрелся таким маленьким и неуверенным, по сравнению с сегодняшним днём это небо и земля.

— Знали, что российские защитники никогда не номинировались на «Колдера»? Хотели бы это исправить?
— Было бы здорово, главное хорошо играть и не задумываться, что нужно в каждом матче очки набирать. Надо играть в свою игру, в первую очередь думать об обороне, потому что я защитник, а потом уже атака. Всё придёт, если усиленно работать.

«Джек Воробей — разгильдяй, а я — нет»

— Строльман описал вас одним словом — «самообладание». У вас стальные нервы?
— Стальные нервы (смеётся)? Да у меня просто такой стиль игры, что когда я чувствую давление, не особо показываю это и продолжаю играть в свою игру. Хотя бывает, что сомневаюсь в этом, потому что в НХЛ бывают моменты, когда просто не знаешь, что с шайбой делать. Здесь надо уметь выбрасывать шайбу из зоны, а если не сделаешь это, то потеряешь её, тебя в зоне закроют, и соперник может забить гол. Порой из-за волнения я этого не делаю, но сразу же стараюсь взять себя в руки.

— Что вас может вывести из себя?
— Зависит от соперников, разные команды делают разные вещи, чтобы вывести из себя. Меня пока не трогали. Не такой я ценный игрок, как Виктор Хедман или Никита Кучеров. Ко мне такого внимания нет.

— Летом вы говорили, что Джон Купер — нетипичный тренер. Как он раскрылся для вас после нескольких месяцев работы?
— В основном главные тренеры не идут на сближение, с ребятами редко общаются. По крайне мере, у меня так было в других командах. В основном второй тренер или тренер по защитникам всё время в контакте с хоккеистами. Купер — другой. В «Тампе» все тренеры и даже генеральный менеджер всё хотят знать, что происходит в команде, и расспрашивают обо всём. Со мной очень часто общаются, и это придаёт мне уверенности.

— В «Тампе» вы чувствуете свободу в плане реализации себя на льду?
— Мне говорят никогда не бояться делать ошибки, потому что если буду, то ошибок будет очень много, и я не буду учиться.

— У вас в «Тампе» собралась настоящая русская банда. Одноклубники вас ещё не боятся?
— А почему они должны бояться (смеётся)?

— Русская мафия.
(Смеётся.) Да нет, никакой у нас мафии нет. Мы не ходим постоянно вместе. Все говорим по-английски, другие ребята к нам хорошо относятся. Можем пойти на ужин не обязательно своей русской компанией. Всё у нас хорошо.

— Недавно в матче с «Коламбусом» вы отдали суперпас Кучерову, после которого он забил. Благодарил вас Никита?
— Конечно поблагодарил, сказал, что я отдал классный пас, что не ожидал его. Но я то знаю, что на самом деле он его ожидал (смеётся). Никита всегда готов, не случайно же забивает очень много голов. Мы с ним поговорили после матча, но уже всё забылось.

Видео гола можно посмотреть также в «твиттере» НХЛ.

— Вы вместе с Кучеровым и Наместниковым отмечали Хэллоуин. Как прошла вечеринка?
— Весело было. Собрались всей командой, все в костюмах, были конкурсы забавные.

— Кто выиграл конкурс на самый крутой костюм?
— А такого конкурса не было. У всех были прикольные. У многих были такие серьёзные костюмы.

— Джек Воробей — ваш любимый персонаж?
— Воробей — разгильдяй.

— Так вы тоже?
— Я — нет (смеётся). Он смешно выглядит, поэтому и нарядился им. Забавный же костюм получился.

Кучеров бросил вызов Голливуду. Обзор соцсетей НХЛ и КХЛ
В Тампе отпраздновали Хэллоуин, а у Тома Круза появился серьёзный конкурент.

— Кучеров и Василевский проводят на льду сутками. Вы так же относитесь к тренировочному процессу?
— Конечно, серьёзно отношусь. А Кучеров с Наместниковым всегда последними со льда уходят, я тоже остаюсь работать. Я должен, потому что молодой и шайбы собираю после тренировок (смеётся). Много бросаю по воротам, стараюсь прибавить во многих компонентах игры.

«Рано меня сравнивать с Гончаром и Зубовым»

— Вас сейчас постоянно сравнивают с Иваном Проворовым. Подстёгивает эта заочная конкуренция?
— Я очень хорошо знаю Ваню. Конечно, с какой-то стороны подстёгивает. Очень рад за него. Вообще, считаю большим комплиментом, что меня сравнивают с Проворовым.

— Сравнения с Гончаром и Зубовым льстят?
— Конечно! Хотя не понимаю, как это можно делать. Меня и Зубова и Гончара — великих защитников, одних из лучших в истории российского хоккея. Здорово, но, мне кажется, пока рановато, я ничего такого не сделал.

— Понимаете, что способны дорасти до их уровня?
— Я никогда не буду Гончаром и Зубовым, у меня своя судьба. Я сам прокладываю себе дорогу, нет такого, что я хочу выйти на уровень какого-то хоккеиста. Просто хочу становиться лучше в каждом матче и на каждой тренировке.

— Волнует ли вас цифра в 40 сыгранных матчей, после которой должно определиться, отдаст ли «Монреаль» «Тампе» второй раунд драфта? Был ли об этом разговор с руководством?
— Нет, вообще. Странно было бы, если бы меня это волновало, это не моё дело.

— Что происходит в вашем бывшем клубе – «Монреале»? У команды был неважный старт в чемпионате, болельщики были в негодовании.
— Иногда заглядываю в турнирную таблицу, смотрю, сколько у кого очков. Да, «Монреаль» начал не очень хорошо, но всё должно наладиться, команда идёт в правильном направлении. Но особо не слежу за бывшим клубом.

— Не усматриваете тенденции в том, что «Канадиенс» последовательно избавился от россиян? По слухам главный тренер Клод Жюльен был против русских игроков.

— Нет, считаю, что это просто стечение обстоятельств. Так получилось, что Маркова не подписали, Емелина отдали. Не вышло по деньгам. Меня обменяли, потому что «Канадиенс» нужен был хороший нападающий. Нельзя сказать, что целенаправленно избавлялись от русских.

— В этом году «Тампе» исполняется 25 лет. Вы узнали для себя что-нибудь новое во время различных мероприятий, посвящённых юбилею?
— Я в принципе знал историю «Тампы»: когда команда выигрывала Кубок Стэнли, кто был капитаном в чемпионский сезон. Дэйв Андрейчук часто бывает у нас, работает на местном телевидении. Интересно послушать, какой командой они были тогда.

— Встречались ли с легендами клуба – Венсаном Лекавалье и Мартеном Сан-Луи?
— Сан-Луи недавно видел, а Лекавалье с нами был на рыбалке.

«На 11-й игре в гольф выглядел не так ущербно»

— Как пережили ураган Ирма? «Флориду Пантерз» эвакуировали в Бостон, как было у вас?
— У нас нормально было всё, мы вообще в Нэшвилл улетели на турнир. До нас ураган не дошёл.

— Что за город Санкт-Петербург, близ которого квартируют «молнии»? Похож ли он чем-то на нашу Северную столицу?
— Был там один раз, красивый пляж и всё, больше ничего не видел.

— Чем вообще занимаетесь в свободное время в Тампе?
— Есть чем заниматься. В гольф играю, по городу могу погулять, есть пляжи, погода вообще хорошая. Всё зависит от настроения, но вариантов досуга уйма.

— Вы, как многие хоккеисты, любите и гольф, и рыбалку?
— Сейчас особо нет возможности этим заниматься. Других дел много. Гольф нравится, в прошлом году только начал.

— И как успехи?
— Сыграл всего 13 игр и уже на 11-й выглядел неплохо, не так ущербно (смеётся).

— Кто в «Тампе» лучше всех играет в гольф?
— Все взрослые ребята хорошо играют. Вроде бы Кучеров и Наместников не играют, но точно не могу сказать.

«Сын Лемье очень крут»

— Вы в довольно раннем возрасте уехали в Канаду. Хоть за это время думали вернуться в Россию?
— Нет, мыслей таких не было.

— А часто звали?
— Ни разу ещё не звали.

— Если бы остались в «Ак Барсе», как думаете, в каком возрасте вас бы допустили до основы — в 23-24 года?
— Всё же зависит от того, как ты развиваешься, насколько хорош. Тебя никогда не будут держать в Высшей хоккейной лиге, если ты классно играешь. В «Ак Барсе» тот же Сидоров играет, видно, что он хорош, поэтому и выступает в КХЛ. Тренеры видят, что ему нечего делать в МХЛ и ВХЛ, поэтому и подтянули к основе.

— Перед тем как вы уехали в Канаду, год играли в МХЛ за «Ирбис». Смогли бы сравнить уровень игры в МХЛ и юниорской лиги Онтарио?
— Тяжело сравнивать, лёд разный, разная площадка. В принципе только в этом и отличие. Из-за того что площадка меньше, кажется, что хоккеисты быстрее бегут. Что касается уровня игроков, то сейчас лучшие юниоры Канады играют против наших в суперсерии, и россияне выигрывают даже. Может быть, из-за более скоростного хоккея канадцы быстрее думают, быстрее принимают решения на льду. Но наши же обыгрывают их.

— Долго привыкали к маленьким площадкам?
— К лиге долго привыкал, да и к площадкам тоже. Мне потребовалось игр 15-20, чтобы освоиться. Надо играть немного по-другому, быстрее думать, больше бросать.

— В лиге Онтарио за «Виндзор» вы играли с сыном Клода Лемье Бренданом. Он так же крут, как его отец?
— За Клодом я никогда не следил, затрудняюсь сказать, какого плана он игрок. Но его сын очень крут, мне безумно нравилось играть с Бренданом. У нас хорошая связь была на льду, мы постоянно видели друг друга. Я отдавал пас, а Брендон всегда забивал. Плюс он всегда подсказывал мне, потому что уже был задрафтованный и провёл в юниорской лиге несколько лет. Мы в раздевалке рядом сидели, хорошо общались. Брендан — жёсткий игрок, хорошо катается и очень сильно бросает.

— Когда ехали в Канаду, знали ли уже английский? Сложно было учить?
— Поначалу было сложно. По-английски я понимал, но всё равно не так просто было адаптироваться. Потом появился учитель. Семья, в которой я жил, все игроки в команде помогали мне. Никто не смеялся надо мной. В основном, конечно, с преподавателем учил, он проделал со мной шикарную работу, научил давать интервью на английском, как разговаривать с определёнными людьми и так далее.

— А по-французски понимаете, всё-таки были задрафтованы «Монреалем»?
— Нет (смеётся). Думал начать учить, если бы заиграл в «Монреале».

— Летом вы говорили, что собираетесь поступать на юридический. Почему выбрали именно эту сферу?

— Да, я поступил. На средне-специальном образовании отучился на бухгалтера. На высшее решил пойти на юридический, потому что много книг и информации можно найти в Интернете и учиться дистанционно. К тому же это образование обязательно пригодится в будущем, юристы же хорошо разбираются, куда лучше вложить деньги, куда не стоит, законы знают. Думаю, это образование мне обязательно поможет в жизни.

— Сложно по ходу сезона находить время на учёбу?
— На самом деле если игры нет, то с утра тренировка, а потом весь день свободен. Свободное время можно найти.

Источник: championat.com