Гран При Малайзии

Первая пресс-конференция

Участники: Фредерик Вассёр (Sauber), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Отмар Сафнауэр (Force India)

Вопрос: Кристиан, начнем с вас. На этой неделе было объявлено, что Aston Martin станет титульным спонсором Red Bull Racing. Какие аспекты затрагивает эта сделка, планируется ли сотрудничество в части моторов?
Кристиан Хорнер: Для нашей команды эта сделка стала отличной новостью. Мы на протяжении уже восемнадцати месяцев вместе с Aston Martin работаем над проектом дорожного гиперкара «Валькирия», и на фоне положительной бизнес-динамики последних двух лет в компании пришли к мнению, что Формула 1 – подходящая платформа для инвестирования средств, и согласились стать титульным спонсором Red Bull Racing в следующие три года. Сотрудничество касается не только гонок и переименования команды в Aston Martin Red Bull Racing, вне трассы мы будем совместно разрабатывать машины Aston Martin и производить некоторые из них в Милтон Кинсе, что позволит дополнительно нанять более ста специалистов.

Вопрос: А вопрос о моторах?
Кристиан Хорнер: В настоящий момент этот аспект не затрагивается, но мы с интересом ждем объявления планов Liberty Media по поводу моторов и шасси с 2021 года. В идеале у независимых производителей вроде ILMOR или Cosworth должна появиться возможность соперничать с крупными игроками, но пока мы не поймем суть новых правил, сложно делать предположения.

Вопрос: В следующем сезоне Toro Rosso перейдет на силовые установки Honda. Ваши команды тесно сотрудничают, отсюда вопрос – насколько внимательно вы будете следить за прогрессом японских партнеров?
Кристиан Хорнер: Для Toro Rosso это отличная возможность добиться прогресса, а для Honda – остаться в Формуле 1. Мы будем внимательно следить за развитием событий.

Вопрос: Отмар, в Force India сохранили обоих гонщиков на следующий сезон. Как складываются их отношения после вашего с ними разговора в Спа? Вам удалось преодолеть сложности без ущерба конкурентоспособности?
Отмар Сафнауэр: Нашим гонщикам всегда удавалось справляться со сложностями. У них были инциденты вроде того, что случился в Спа, это в каком-то смысле помогло им собраться, и сейчас они понимают: если дело дойдет до контакта, неизвестно, кто выйдет победителем, но команда точно проиграет. Все сотрудники работают на команду, гонщики это понимают и будут прилагать усилия для общего прогресса.

Вопрос: Force India занимает четвертое место в Кубке конструкторов и с высокой вероятностью удержит его до конца сезона. В следующем году McLaren будет сотрудничать с Renault, произойдут и иные перемены – будет ли для вас достижением и в 2018-м остаться четвертыми, или же целью станет третье место?
Отмар Сафнауэр: В следующем сезоне нам придётся непросто. Как вы заметили, в Renault добились серьезного прогресса, а ресурсы и возможности McLaren широко известны. Будет сложно удержаться на четвертом месте, но мы всегда ставили перед собой достижимые цели и приложим максимум усилий, чтобы, по меньшей мере, удержать позиции. Ну а если кто-то из соперников впереди допустит ошибку, никогда не знаешь, чем это может закончиться.

Вопрос: Фредерик, в первой пятничной тренировке в Sauber работал Шарль Леклер. Как вы оцениваете его выступление? Вы сотрудничали со многими великолепными гонщиками: с Хэмилтоном, Хюлкенбергом, Росбергом – как на фоне их вы оцениваете Шарля?
Фредерик Вассёр: Я не стану оценивать Шарля по результатам одной непростой сессии. Сегодня он сработал неплохо, и хотя проехал не так много кругов, с первых минут демонстрировал хорошую скорость и предоставил команде качественную обратную связь. Если смотреть на ситуацию в целом, Шарль здорово выступал в младших сериях, сейчас уверенно проводит сезон в Формуле 2. Думаю, ему следует сосредоточиться на завершающей фазе сезона, выиграть титул, а там посмотрим, какими могут быть варианты на следующий год.

Вопрос: В 2018-м сотрудничество Sauber и Ferrari может стать более тесным. Вам не занимать опыта в воспитании молодых гонщиков – для Sauber это направление вы считаете оптимальным?
Фредерик Вассёр: Сейчас между Sauber и топ-командами настоящая пропасть, и если мы хотим быстро добиться прогресса, нужно найти способ сотрудничать с кем-то из лидеров. Важнее всего вернуть команде конкурентоспособность. За счет сотрудничества с Ferrari мы сможем существенно прибавить, после чего должны организовать собственный проект и вступить в борьбу с ближайшими соперниками.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. На этой неделе техническую команду FIA покинул один из ключевых специалистов. Ему предстоит провести трехмесячный отпуск, после чего он сможет присоединиться к какой-либо из команд чемпионата. Опасаетесь ли вы, что он может поделиться известными ему секретами?
Кристиан Хорнер: Если он присоединится к соперничающей команде, для нас это может стать проблемой. У подобных специалистов серьезный лимит доверия, в силу своих обязанностей Марцин Будковски имел особый статус и еще недавно посещал аэродинамические полигоны команд, наблюдая процесс создания машин для следующего сезона.

В его случае трехмесячный отпуск и последующий переход в одну из команд неприемлем – я надеюсь, что этого не случится, мы тщательным образом обсудим эту ситуацию на ближайшем совещании стратегической группы. У Марцина была крайне важная роль. Команды должны полагаться на FIA в том, что могут обсуждать свои многомиллионные секретные разработки в полной уверенности, что эта информация ни при каких условиях не попадет к конкурентам.

Фредерик Вассёр: Сперва нужно понять, где будет работать Марцин, но я согласен с Кристианом в том, что вопрос серьезный. FIA в курсе всех новинок команд, и если мы не сможем доверять FIA, то окажемся в непростой ситуации. Но давайте сперва узнаем, куда направится Марцин.

Отмар Сафнауэр: Было бы неплохо заранее узнавать о подобных вещах. Не думаю, что три месяца – достаточно продолжительный период, и если бы я три месяца назад я знал об уходе Марцина, то предложил бы ему контракт. Три месяца – крайне малый срок.

Вопрос: Каким тогда должен быть этот срок?
Отмар Сафнауэр: Скажем, год. Период должен быть таким, чтобы известные Марцину технологии если не устарели, то перестали считаться передовыми. Есть правила, согласно которым по точно таким же причинам мы не можем продавать соперникам машины нынешнего сезона – шасси должно быть как минимум прошлогодним, и потому период, о котором мы говорим, тоже должен быть сопоставимым.

Вопрос: (Дэн Натсон) Вопрос с Фредерику и Кристиану – каким, по-вашему, должен быть этот период?
Фредерик Вассёр: Год вполне соответствовал бы духу правил, а три месяца – слишком мало.

Кристиан Хорнер: Думаю, для позиции, которую занимал Марцин, стандартный период должен составлять от 12 до 18 месяцев. Если бы в Red Bull Racing мы искали замену ключевому специалисту, нам потребовался бы на этот как минимум год.

Вопрос: (Джейк Майклс) Вопрос ко всем – насколько опасным выглядела авария Романа Грожана в конце второй тренировки?
Фредерик Вассёр: Авария была серьезной. Я не эксперт в дренажных люках, но до завтрашнего утра нужно найти решение, поскольку ситуация очень опасная. Думаю, в FIA уже занялись этим вопросом – надеюсь, выход будет найден.

Вопрос: Кристиан, а вы уже сталкивались с чем-то подобным…
Кристиан Хорнер: Да, когда-то давно у нас был похожий инцидент. Хорошо, что сегодня никто не пострадал. Сессию остановили, до завтрашних заездов все люки будут тщательно обследованы – уверен, проблема не повторится.

Вопрос: Отмар?
Отмар Сафнауэр: Инцидент послужит уроком, в будущем тщательную инспекцию нужно проводить заранее.

Вопрос: (Уайсеф Хардинг) Кристиан, с момента объявления о партнерстве с Aston Martin в социальных сетях появилось немало идей на тему окраски машин Red Bull Racing в следующем году. Готовы ли вы использовать какой-либо из вариантов и тем самым задействовать креатив болельщиков? Компания Red Bull славится своим умением работать с аудиторией…
Кристиан Хорнер: Нам нравится наша активность в социальных сетях, мы прекрасно взаимодействуем с болельщиками. На следующий сезон схема окраски уже определена, но приятно видеть разные идеи – пусть болельщики продолжают размещать их!

Вопрос: Из предложенных вариантов было ли нечто максимально приближенное к выбору команды?
Кристиан Хорнер: Нет!

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, ваша команда недавно опубликовала отчет о финансовых результатах. Когда я изучал его, я, конечно, увидел вклад материнской компании в сумме 40 миллионов фунтов, но в целом бюджет Red Bull Racing в два с половиной раза превышает бюджет Force India. Вы в самом деле формируете на 250% большую ценность, или это нельзя считать доводом в пользу введения ограничения на расходы?
Кристиан Хорнер: Нужно смотреть на то, что провоцирует расходы в Формуле 1, а это спортивный и технический регламент. Мы наблюдаем неконтролируемый рост издержек, притом Red Bull Racing, как вам известно, тратит далеко не больше всех. Интересно узнать – надеюсь, в ближайшие несколько месяцев – планы Liberty Media, поскольку ограничение бюджета будет гораздо более действенным, если сопроводить его соответствующими изменениями в спортивном и техническом регламенте.

Если уладить спортивные и технические вопросы, внедрить лимит на расходы будет намного проще, тогда как при полной концентрации на самом лимите чемпионат станет соревнованием финансовых служб. Проблемы, с которыми мы имеем дело сегодня – неравенство в результатах при колоссальных издержках, ситуация с… Знаете, Red Bull Racing – единственная из зарегистрированных в Великобритании команд, сумевшая показать прибыль, пусть и довольно скромную. Для спорта столь высокого уровня это неправильно.

Вопрос: Отмар?
Отмар Сафнауэр: Мы приветствуем идею ограничения расходов. Даже если будет введен некий лимит, вряд ли у нас в распоряжении будет столько средств, но это в целом поможет уменьшить разницу между командами, что понравится болельщикам.

Вопрос: Фредерик?
Фредерик Вассёр: Мы говорили об этом в Монце, и уже тогда я сказал, что нам лимит на расходы не создаст трудностей.

Кристиан Хорнер: Если вернуться к вопросу Дитера, в издержках Red Bull существенную долю имеют затраты на продвижение и популяризацию спорта. Наша команда проводит больше демонстрационных заездов по всему миру, чем кто-либо из участников, и тем самым мы продвигаем не только собственный бренд, но и Формулу 1 в целом.

Вторая пресс-конференция

Участники: Марио Изола (Pirelli), Тото Вольфф (Mercedes), Гюнтер Штайнер (Haas)

Вопрос: Марио, начнем с вас. Позади три четверти первого сезона с новыми шинами. Мы видели, насколько улучшились результаты на круге, но не могли бы вы рассказать, как изменилась скорость в поворотах, и что еще вы для себя отметили, кроме предостережения не наезжать на открытые дренажные люки?
Марио Изола: Мы видели, как в поворотах с не самым высоким уровнем сцепления скорость возросла на 30-40 км/ч. Наши специалисты проанализировали прохождение наиболее известных поворотов в Барселоне, Спа и Сильверстоуне, и пришли к впечатляющим выводам: Copse теперь проходится на 290 км/ч – на 30 км/ч быстрее, чем год назад, в бельгийском Pouhon прирост составил 40 км/ч. В плане скорости мы достигли поставленной цели, результаты на круге тоже всем очевидны. Более эффективное сцепление с трассой достигается не только за счет широких шин, но также за счет прироста в прижимной силе – в среднем нагрузка на каждое колесо выросла на 100 кг. Конечно, многое зависит от конфигурации трассы и выбранных настроек, но прирост в любом случае существенный.

Вопрос: Не могли бы поделиться планами на следующий год? Как изменятся составы? Шины станут мягче?
Марио Изола: Мы определились с конструкцией шин и к 1 сентября разослали командам необходимую информацию. Передние и задние шины получат новую структуру, вскоре мы сообщим дополнительные сведения.

В настоящий момент мы работаем над составами, наша цель – сделать их на одну ступень мягче по сравнению с этим годом. Мы понимаем, что в этом сезоне действовали весьма консервативно, но в прошлом году было непросто разрабатывать резину новой размерности, поскольку мы тестировали её на переходных версиях машин, поэтому решили подстраховаться.

Состав, который сейчас называется Soft, в следующем году станет новым Medium; кроме того, мы собираемся увеличить число составов. Окончательно мы пока не определились, но, вероятно, составов станет больше, чтобы мы могли более свободно комбинировать их по ходу уик-энда. Поскольку спортивный регламент не меняется, мы по-прежнему будем привозить по три состава на каждый этап, но сможем действовать более гибко.

Вопрос: Что скажете об аварии Романа Грожана?
Марио Изола: Шины не рассчитаны на столь сильный удар, потому мне нечего добавить к тому, что вы видели.

Вопрос: Гюнтер, как чувствует себя Роман, и насколько сильно повреждена машина?
Гюнтер Штайнер: Роман в порядке – хвала небесам, он ничуть не пострадал. Машина сильно повреждена. Мне кажется, что подобные инциденты не должны случаться ни на стационарной, ни на уличной трассе. Это неприемлемо, не соответствует никаким стандартам. Я еще не обсуждал эту ситуацию с кем-либо, но как мы теперь можем быть уверены, что в гонке не случится подобное?

Последствия могут быть гораздо серьезнее: если по незакрепленному люку промчится несколько машин, он в итоге взлетит в воздух. Мы пока не в курсе всех деталей произошедшего – хочется верить, через несколько часов узнаем больше. Машина получила серьезные повреждения, но я не в курсе, какие именно, её доставили в боксы за пять минут до того, как я отправился на эту пресс-конференцию. Механики не успели демонтировать аэродинамические элементы, чтобы проверить состояние шасси, но когда это будет сделано, мы поймем, что можно предпринять. Нужно удостовериться, что в субботу дренажные люки останутся на своих местах.

Вопрос: После гонки в Сингапуре, где команда Renault добилась неплохого результата, вы откатились на восьмое место в Кубке конструкторов. Впрочем, отрывы в середине пелотона минимальны, у Haas есть шанс закончить сезон на пятой строчке. Готовы ли вы направить на это все имеющиеся ресурсы?
Гюнтер Штайнер: Нет. Пятое место – слишком амбициозная цель, у команды вряд ли это получится, но мы постараемся закончить сезон седьмыми. В нынешней ситуации нас это вполне устроит.

Мы довольно давно завершили доработку нынешней машины и сосредоточились на подготовке к следующему сезону. У Haas F1 ограниченные ресурсы, нам важно стабильно выступать от сезона к сезону, а не проводить один год здорово, а второй – неудачно: так возникает своего рода «волновой» эффект, и вам сложно понять реальное положение дел. Мы выкладываемся по максимуму, ещё представим некоторые модификации, но незначительные. Заключительные обновления машина получит в Остине.

Хочется верить, у нас получится заработать очки. Самые непростые для команды трассы – медленные, требующие высокой прижимной силы – остались позади. Бороться в середине пелотона очень непросто, нужно всякий раз действовать безупречно и, конечно, не наезжать на дренажные люки.

Вопрос: И заключительный вопрос. В первой пресс-конференции мы спрашивали Фредерика Вассёра о более тесном сотрудничестве между Sauber и Ferrari – в частности, в отношении гонщиков. Возможен ли такой вариант для Haas F1? Как складывается ваше взаимодействие с Ferrari?
Гюнтер Штайнер: Стабильно. ,Сотрудничество продолжается третий год. Я не имею отношения к взаимодействию Ferrari c другими партнерами, да и не хочу иметь – нас вполне устраивает наш контракт. Если в Sauber хотят работать с Ferrari, у меня нет никакого мнения на этот счет. Я не влияю на эту ситуацию, так с чего беспокоиться? Мы получаем от партнерства то, что хотим, и рады продолжать в том же духе.

Вопрос: Тото, Льюису Хэмилтону предстоит отстаивать преимущество в 28 очков, а не сокращать отставание, но пятничные тренировки прошли для Mercedes непросто. Результаты соответствуют скорости машины?
Тото Вольфф: Секундомер всегда беспристрастен и точен, а сегодня он показал, что мы недостаточно быстры. Машина разбалансирована, что спровоцировало множество сложностей. На моей памяти это одна из худших пятниц.

Вопрос: Вы продлили контракт Валттери Боттаса, но всего на один сезон. Что он должен сделать в 2018-м, чтобы остаться в команде, или же решение зависит от действий других гонщиков?
Тото Вольфф: Всё в руках Валттери, ему достаточно ехать быстро и добиваться высоких результатов. Наши гонщики отлично взаимодействуют с инженерами, так что остается бороться на трассе и быть по-настоящему конкурентоспособным.

Вопрос: Это последний Гран При Малайзии, а сегодня было объявлено о продлении соглашения с этапом в Шанхае на три года. Что вы думаете об этих событиях?
Тото Вольфф: Досадно расставаться с гонкой в Малайзии – благодаря партнерству с Petronas мы считали её своей второй домашней. Мы приезжали в Куала-Лумпур 5-7 раз в году, нам будет очень не хватать этого этапа. Что касается Китая, для нас это важный рынок с громадным потенциалом, потому продление контракта – хорошая новость для Формулы 1.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем, особенно к двум руководителям команд. Технический департамент FIA покинул один из ключевых сотрудников. Его ждёт обязательный трехмесячный отпуск, но в процессе своей деятельности он очень тесно взаимодействовал с командами. Что вы думаете о том, что уже в начале следующего года он может присоединиться к конкурирующей с вами команде?
Тото Вольфф: Вы хотите дипломатичного ответа или нет?

Гюнтер Штайнер: Сегодня в FIA никак не прокомментировали ситуацию. Я не участвовал в утреннем собрании стратегической рабочей группы, но знаю, что один из ключевых сотрудников покинул или покидает FIA. Однако я не в курсе, чем он дальше займется, потому не могу обвинить его в намерении присоединиться к какой-либо из команд. Думаю, тот кто примет его на работу, будет виновен не меньше его самого, но сперва нужно понять, собирается ли этот сотрудник куда-либо переходить.

Тото Вольфф: Не думаю, что такой переход был бы корректным, ведь этот сотрудник владеет ценной информацией, в том числе от Mercedes – и он непременно ей поделится. Как заметил Гюнтер, мы не знаем, куда направится Марцин Будковски, пока мы оперируем слухами.

Мы получили письмо от Чарли Уайтинга, в котором сказано, что Марцин покидает FIA и ближайшие три месяца проведет в отпуске. Лично у меня с Марцином хорошие отношения, я желаю ему всяческих успехов, но нужен определенный период времени. Команды обязаны быть открытыми перед FIA, предоставлять сотрудникам федерации полный доступ ко всей информации, но для сохранения уровня доверия крайне важно понимать, насколько быстро специалист, покинувший департамент FIA, может присоединиться к какой-либо из команд.

Марио Изола: Я в этом процессе не участвую. Лично мне комфортно работалось с Марцином, мы сотрудничали по вопросам, касающимся шин, новых правил и т.д. Досадно, что он покидает FIA. Соглашусь с Гюнтером: у Марцина много важной информации, и его переход в какую-либо из команд чреват проблемами, но мы пока не знаем, куда он направится.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, ваш сын оказался одним из участников команды, вошедшей в число победителей проекта «Формула 1 в школах». Что вы думаете об этом проекте, и как он может помочь чемпионату в целом?
Тото Вольфф: Я не знал о проекте «Формула 1 в школах» до того, как выяснилось, что мой сын по собственному желанию присоединился к нему два года тому назад. По мне это очень интересное состязание, в котором молодые ребята создают своего рода мини-команду Формулы 1. Они решают задачу поиска спонсоров, строят боксы, составляют коммерческие предложения и даже разрабатывают машину, используя инструменты вроде средств вычислительной гидродинамики и небольшой аэродинамической трубы. Затем они выпускают машины на трассу, а по результатам отбора 52 лучшие команды со всего мира в минувшую среду сошлись в финале. Приятно наблюдать, насколько способны и полны энтузиазма эти ребята – я буду аплодировать этому проекту вне зависимости от того, участвует ли в нём мой сын!

Вопрос: (Андреа Кремонези) Тото, полагаю, для вас это была одна из худших пятниц в карьере. Всё дело в нехватке сцепления с трассой, жаркой погоде, или есть иные причины? В Ferrari привезли немало аэродинамических новинок и пока на этой трассе Mercedes не удается за ними угнаться. Возможно, вы планируете прибавить в Японии или Америке?
Тото Вольфф: Как я уже говорил, это одна из худших пятниц на моей памяти. Мы тоже привезли новинки, но теперь должны понять, почему они не сработали ни на сухом, ни на мокром асфальте, ни на длинной, ни на короткой сериях. Нам в целом не хватало скорости, и у команды есть двенадцать часов, чтобы во всем разобраться. Надеюсь, в субботу утром машина будет более стабильной.

Вопрос: (Дэн Натсон) В следующем году нас ждут строенные этапы, притом в Формуле 1 существует тенденция: если что-то получилось один раз, это непременно повторят. Насколько интересно вам попробовать гоняться три уик-энда подряд, зная, что в случае, если всё пройдет гладко, таких строенных этапов будет больше?
Гюнтер Штайнер: Если всё хорошо спланировать… Сложнее всего придется механикам, но строенные этапы пройдут в Европе – по крайней мере, в этом есть определенное преимущество, нам не придется летать с континента на континент.

Посмотрим, как всё получится, но, повторюсь, нужно всё тщательно организовать, и если что-то не сработает, или сама затея будет сопряжена с чрезмерной нагрузкой, мы должны будем сделать выводы и внести коррективы, ведь я согласен с вами – стоит сделать что-то один раз, это непременно сделают снова. Если таким образом мы привлечем аудиторию, строенные этапы захочется повторить. Нужно попробовать, потом всё проанализировать и понять, стоит ли продолжать, и как наилучшим образом с такой задачей справляться.

Тото Вольфф: Гюнтер отлично всё описал. Могут быть и иные факторы вроде важных событий в других видах спорта или вне спорта в целом, спланировать расписание очень непросто – посмотрим, как мы справимся с тремя гонками подряд, а затем сделаем выводы.

Марио Изола: Шинники – тоже небольшая команда с такими же проблемами. Мы тоже стараемся организовать работу, нам потребуется дополнительный персонал, чтобы закрыть новую задачу. Если этапы проходят в Европе, у нас есть множество грузовиков, перевозящих новые или уже использованные шины. С выездными гонками будет сложнее, там нам потребуется заранее продуманный и очень детальный план. Можно сделать что угодно, если это идёт во благо спорту, но такая инициатива потребует сложной логистики и большего количества сотрудников.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Тото, сегодня Льюис Хэмилтон разместил в Instagram ролик о президенте США Дональде Трампе. Опасаетесь ли вы, что это может иметь определенные последствия в свете предстоящего Гран При США?
Тото Вольфф: Это странная история, мне бы не хотелось лезть в политику. У каждого свое мнение, Льюис неравнодушен к соблюдению прав человека и, как мне кажется, захотел это продемонстрировать. Возможно, ему следует пересмотреть свои взгляды на использование Instagram в качестве платформы для таких действий – думаю, он руководствовался собственными чувствами.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Опасаетесь ли вы каких-либо последствий в США?
Тото Вольфф: Важным достижением США является право свободно выражать собственное мнение. Мне бы не хотелось продолжать эту тему. Мы представляем здесь спортивные команды, спорт должен объединять людей, так что я лучше покажу достойный пример и не стану комментировать политику.

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru